Роль камней сейдов в мифологическом освоении пространства

Содержание:

  1. Вступление
  2. Общие сведения о камнях сейдах и корректность терминологии
  3. Камни сейды в фольклоре народов северной Европы
  4. Исходные точки культа
  5. Комплексы сейдов, структура священного места («плато сейдов»)
  6. Реконструкция, возможная связь сейдов с древнейшими стоянками побережья Баренцева моря

 

Вступление

 

    Человеку всегда было свойственно осваивать окружающее его пространство. Под освоением пространства как сейчас, так и в  древности подразумевалось в первую очередь введение свойственных этому пространству элементов во взаимодействие с человеческими потребностями. В древности освоение пространства происходило по двум направлениям, осваивалось пространство для жизни, т.е. та область, где возникали поселения, проходили пути кочевий, охотничьи угодья.  В другой плоскости этого взаимодействия человека с окружающим миром лежит религиозное или мифологическое освоение пространства. Именно в этом направлении параллельно местам, связанным с повседневными потребностями человека, возникали священные места, в которых человек не был полноценным хозяином и которые принадлежали духам мест, богам и ушедшим предкам.

 

     Освоение человеком Кольского полуострова по современным научным данным началось еще в мезолите [Гурина 1997], после отступления ледника. Именно в тот период сформировались основные черты и особенности природы полуострова. Географическое пространство древнего Севера можно вполне назвать многоканальным, сочетающим в себе разнообразные факторы как естественного (в большей части) так и искусственного происхождения (в меньшей степени).

 

     Среди ландшафтов Кольского полуострова особое место занимают валуны, оставшиеся от ледниковой эпохи. Культ камней был распространен во всем мире, во многих странах он имеет как общие черты, так и отличия, но на севере Европы, ввиду специфических природных условий он обрел совершенно уникальные особенности. Феномен рукотворных каменных сложений сейдов, имевших культовое значение на территории России, в Карелии и на Кольском полуострове, можно назвать многоплановым явлением, имеющим много аспектов. Общее количество сейдов, сгруппированных в комплексы численностью до сотен и тысяч единиц, настолько велико, что вопрос их искусственного или естественного происхождения, ввиду сложности и неоднозначности, уступает в первоочередности вопросу ландшафтной и географической привязки. Именно вопрос о ландшафтных и, связанных с ними, конструктивных особенностях сейдов становится первоочередным и в некоторой степени он же является шагом на пути к определению сейдов природного происхождения (прообразов) и искусственных привнесений. В данной работе рассмотрен один из возможных подходов к этой проблеме, отражающий взаимодействие ландшафтно-географического и мифологического аспектов феномена культовых камней сейдов.

 

Общие сведения о камнях сейдах и корректность терминологии

 

    Каменные сложения культового назначения в современной русскоязычной литературе именуемые сейдами являются наименее изученными историческими памятниками северной Европы. Сейды представляют собой несколько типов каменных сложений, чаще всего из которых встречаются два типа, это крупные валуны, установленные на несколько небольших камней-опор, и валуны, отмеченные сверху одним или несколькими меньшими камнями. Сложность их исследования обусловлена отсутствием письменных источников и археологических находок, которые помогли бы однозначно идентифицировать эти памятники. В некоторых случаях остается открытым вопрос о природном или искусственном происхождении сейдов. В настоящее время не решен вопрос датировки сейдов, зарубежные исследователи склонны относить их к бронзовому веку, примерно середина 2тыс. до н.э.[Johansson 1999]. Также остается открытым вопрос и об этнической принадлежности сейдов, при этом упоминания о сейдах есть в  фольклоре всех народов северной Европы – саамов, финнов, карел, шведов. В современной шведской литературе посвященной сейдам существует 4 версии относительно данных сооружений:

1. Сейды относятся к той же мегалитической культуре, следами которой являются каменные круги и каменные курганы – кайрны(в данном случае речь идет о сейдах южной Швеции)

2. Сейды это саамские жертвенники (в основном это касается северной Швеции)

3. Сейды исключительно природное явление, не имеющее никакого отношения к человеку.

4. Сейды были местами собраний (тингов) местного населения, эта версия также относится больше к южной Швеции.

 

    Впервые в шведской археологии сейды как жертвенники упоминаются в работе Гуннара Вестина (Gunnar Westin) «История Верхнего Норрланда»(1962) [Westin 1962]. Несмотря на то, что тогда никаких находок возле сейдов сделано не было, эти конструкции были отнесены к Бронзовому веку, поскольку располагались вблизи могильников этой эпохи. В 1968 году Эверт Бодоу в своей работе «Древние поселения на побережье Онгерманландии» называет сейды «горизонтально расположенными алтарями». Исследованные им сейды также располагались вблизи каменных курганов Бронзового века. Впрочем, Бодоу более осторожен в выводах о датировке и относит их «ко времени от раннего бронзового века до железного века» [Baudou 1968].

 

     В России датировку сейдов располагают от неолита [Титов 1976] до начала новой эры [Манюхин  1996]. На территории России наиболее изучены комплексы сейдов на горах Воттоваара [Шахнович 1994], Кивакка [Манюхин 1995, Шахнович 2007] и островах Кузова [Мулло 1984]. Комплексы сейдов Кольского полуострова ввиду удаленности и труднодоступности многих из них остаются малоизученными. Обращаясь к теме сейдов, следует заметить, что это принятое в русской литературе название не совсем корректно. У саамов сейдами чаще всего назывались священные места природного происхождения – скалы, озера, горы [Мельников 1998]. Поэтому, например, соотносить с культом каменных сложений, упоминания культа сейдов Кольского полуострова у В.Ю.Визе [Визе 1912], В.В.Чарнолусского [Чарнолусский 1972] и Н.Н.Харузина [Харузин 1890] будет некорректно. В Российской части ареала распространения сейдов, как каменных конструкций, сохранились лишь незначительные фольклорные упоминания о культе некоторых из них и подробнее они будут рассмотрены ниже.

 

     Несмотря на это несоответствие, ввиду устоявшейся традиции и во избежание путаницы, под словом сейд здесь будут подразумеваться каменные сложения. В данной работе будут рассмотрены некоторые особенности расположения культовых камней сейдов, обследованных автором в удаленных уголках северо-восточной части Кольского полуострова

 

Камни сейды в фольклоре народов северной Европы

 

     В целом, дошедшие до нашего времени фольклорные сведения о сейдах фрагментарны, и не позволяют воссоздать место данных объектов в мировосприятии древних обитателей Арктики. Но и несмотря на это, по сохранившимся мифологическим моментам, можно сделать определенные выводы относительно понимания людьми сейдов в более близкие нам эпохи.

 

    Обратившись к иностранным источникам более близкого ареала, в первую очередь финским и шведским, сложно не обратить  внимание на то, что в них сейдами чаще именуются природные священные места саамов, но не мегалиты. Однако в  Финляндии и Швеции широко известны и конструкции в виде приподнятых на опоры валунов и камней увенчанных камнями-навершиями. В финском и в шведском языках есть специальные термины для обозначения мегалитических конструкций.

В Финляндии наиболее часто их называют kivipoyta («каменный стол»), heiluvakivi («качающийся камень» аналог англоязычного термина balanced rock, название, подчеркивающее свойство объекта).

 

Шведские названия сейдов более разнообразны:

1. liggande honor («наседка»)

2. hona pa agg («курица на яйцах»)

3. flyttbloсk («перемещенные валуны») 

4. trefotssten («треножник») 

5. stenpall («каменный табурет») 

6. flygande sten («летучий камень»)

7. ruvande ripa («белая куропатка», интересное название, возможно указывающее на камни белого цвета, с большим содержанием кварца)

8. lappbord («лопарский стол», название распространено в Остроботнии)

[Tervalampi 2008]

 

     Некоторые российские исследователи полагают, что слово сейд неприменимо к мегалитам, предпочитая называть их просто культовыми камнями [Шахнович 2006], или, из-за некоторого внешнего сходства, дольменами. В целом проблематика правомочности употребления слова сейд по отношению к мегалитам упирается в вопрос об отношении древних к этим конструкциям, были ли они культовыми? Так практически нет никаких фольклорных данных о культе, как огромных комплексов сейдов, например на горе Воттоваара или на Кольском полуострове, так и небольших скоплений в Ленинградской области. В русском языке слово сейд появилось в результате исследований этнографов 19-начала 20вв в Карелии и на Кольском полуострове. Так исторически наиболее известным сейдом является почитаемый саамами  «Летучий камень», описанный В.В.Чарнолусским  [Чарнолусский  1972].  Видимо именно от этого момента слово сейд стало применяться исследователями к валунам, приподнятым на скалах. В некоторых случаях само происхождение сейдов спорно, в других есть несомненные признаки участия человека, но как люди воспринимали эти объекты? Были ли они священными, если да, тогда какие ритуалы, обычаи и традиции с ними связывали?

    В Российской части северного мегалитического ареала сохранились лишь незначительные фольклорные упоминания о культе некоторых мегалитов, как установленных на опоры, так и увенчанных камнями-навершиями. Все они перечислены в работе И.С.Манюхина [Манюхин  1995]

1. Камень с навершием на мысу Аккониеми, по легенде здесь «лопь прокляла женщину с животом… не будет покоя тому, кто снимет навершие и не поставит его на место»

2. Чуманный камень в районе Евжезера – валун на трех камнях опорах, имеющий имя собственное.

3. Валун на трех опорах у д.Великая губа в Заонежье, по легенде этот камень обронил черт и возле него чудится.

4. Камни с навершиями на островах Кузова в Белом море – по легенде  окаменевшие люди, немцы.

 

     Ввиду крайней ограниченности этой информации возникла необходимость обратиться к преданиям смежных регионов, где также встречаются подобные памятники. Несмотря на утверждения отдельных отечественных археологов об исключительно природном происхождении сейдов [Косменко, Лобанова 2009] и отсутствии каких либо распространенных сведений об их культе, во многих источниках есть упоминания о сейдах, как мегалитических конструкциях и связанных с ними традициях и преданиях.

 

     Так культовые моменты, связанные с каменными конструкциями сейдами упоминаются в работе известного шведского этнографа Эрнста Манкера «Священные места лопарей» [Manker 1957], где он упоминает несколько камней поставленных на опоры, являвшихся саамскими жертвенниками. Один из этих камней представлял собой сланцевую плиту на трех опорах, расположенную в местности Спирбергет (Spirberget) в западной Финляндии и известную как «лопарский жертвенник» [Manker 1957; 468]. Другое подобное образование, в виде большого валуна на трех опорах, было жертвенным камнем в местности Вуогенас Систерскалет (Vuoggenasse Systerskalet). Камню приносили в жертву оленей, чтобы защитить стадо от болезней. Под камнем были обнаружены оленьи рога и медное кольцо [Manker 1957; 412]. В записях викария приходов Инари и Утсйоки Якова Фелмана [Fellman, 1906] , которые он вел с 1820 года, упоминается разрушение одного из сейдов возле города Китка (Kitka) на Святой горе (фин. Pyhavaara, швед. Heligtberg):

    « Игровой автомат resident сейфы играть игровые автоматы играть бесплатно сейфы. . детские игрушки Пермь